Любовь, отражающая смерть

zvezdopadПовесть Виктора Астафьева «Звездопад» и его пьесу «Прости меня» сейчас уже мало кто помнит, а то и вообще не читали. Они появились в 60-х — 70-х годах прошлого века. Тем удивительнее, что Историко-Этнографический театр обратился к этим произведениям классика советской литературы, создав на их основе спектакль «Звездопад». Это произошло, наверное, потому, что художественный руководитель театра Михаил Мизюков сумел увидеть и почувствовать в них органичное слияние всех компонентов, составляющих смысл существования людей. И оценил их актуальность здесь и сейчас.

Жизнь и Любовь, Жизнь и Смерть, Любовь и Смерть обыгрываются в искусстве столько тысячелетий, сколько существует человечество. И создаются из них общепризнанные шедевры. В спектакле мы видим, как ЖИЗНЬ, ЛЮБОВЬ и СМЕРТЬ (прописными, поскольку здесь они персонажи) неразрывно сплетены между собой, так как действие происходит в военном госпитале во время Великой Отечественной войны.

Восприятие пьесы зрителями определяется тем, как ее поставил театр. Каждый театр по-своему интерпретирует автора. МГИЭТ сделал это на высоком художественном уровне.

Жизнь в спектакле — это все персонажи с их характерами и взаимоотношениями. Все образы раненых бойцов и медицинского персонала продуманы и сыграны актерами достоверно. Подлинно русский типаж — старшина Шестопалов (Антон Чудецкий), легко узнаваемый «запорожец» Попийвода (Виктор Присмотров), очаровательная в своей искренности Паня (Анастасия Соловьева)… И, конечно, главный герой — 19-летний сибиряк Миша Ерофеев (Андрей Безымянный). Андрей не играет, нет, он даже не живет в образе, он просто есть тот самый Мишка и воспринимается только так. Он — это ЖИЗНЬ.

ЛЮБОВЬ, она же Милосердие, — медсестра Лида (Виталина Отраднова). Казалось бы, типичная история — фронтовая или, как в данной пьесе, «госпитальная» любовь. Театр дал ей более глубокое — не житейское — но философское звучание благодаря образу СМЕРТИ, великолепно сыгранному Светланой Американцевой.

Собственно, СМЕРТЬ в «Звездопаде» — это второе потрясение, которое я лично испытала. Здесь речь идет именно об игре актрисы. В течение всего спектакля я с нетерпением ожидала ее появления на сцене в диковинном черном платье, с различными аксессуарами в руках. Хотела увидеть, что и как она будет делать, услышать, как и о чем будет говорить.

И в каждой сцене она была другая: то уставшая от исполнения своей «службы» работница, то хитроумная женщина, старающаяся «переиграть», перехитрить «людишек», то мощная стихийная сила, способная исполнить последнее желание умирающего.

ЛЮБОВЬ и СМЕРТЬ враждуют друг с другом, они сражаются за человека с переменным успехом. Мы бы не почувствовали, не увидели любовь Лиды к Михаилу, если бы не знали, как героически она спасала его от смерти (в прямом значении). Только благодаря СМЕРТИ мы можем осознать всю силу и мощь ЛЮБВИ, только их соприкосновение создает высокую трагедию, очищающую душу.

Спектакль «Звездопад» вызывает не только слезы на глазах, но и заставляет задуматься. Театр сделал хороший подарок москвичам к 70-летию окончания Великой Отечественной войны.

Нина КОЗЫРЕВА

Рассказать друзьям:

Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Одноклассники
Опубликовать в Яндекс

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.