Бенефис Юлии Романовой-Кутьиной

Ее голос знают все, кто хоть раз проехал на московской подземке — это она объявляет в поезде «Осторожно, двери закрываются. Следующая станция…». Но узнать этот голос  в ее персонаже — злой фее Хорроне в спектакле «Спящая красавица» абсолютно невозможно. Фея-то злая, противная, а значит и голос у нее — такой же: то визгливый и пронзительный, то — грубый и хриплый, а то — скрипучий и зловещий. Правда, устроителей бенефиса актрисы Юлии Романовой-Кутьиной (а именно о ней идет речь) это не остановило, наоборот — они решили, что именно в этой роли артистка проявит все свои таланты.

Театр «На Басманной» для Юлии — родной дом. Он — первый и единственный, в котором и которому она служит уже 15 лет, придя сюда после окончания факультета музыкального театра ГИТИСа (мастерская И.Шароева). Начало, прямо скажем, было нетипичным. Обычно молодому пополнению в театрах достаются роли маленькие, второ- и третьестепенные, а то и вовсе — «кушать подано». А дебютантке Юлии Романовой-Кутьиной сразу доверили главную роль — это была Лиза Муромская в спектакле «Леди Акулина» по «Барышне-крестьянке» А.С.Пушкина. Потом Жанна Тертерян, которую Юлия по праву считает своим Мастером, на практике открывшем ей тонкости сценического искусства, давала ей возможность попробовать себя в разных амплуа — от молодых героинь до характерных и комедийных персонажей.

В «Спящей красавице» персонаж Юлии — фея Хоррона, которая готовит маленькой принцессе горькую участь уколоться веретеном и умереть. Актриса предстает в этом спектакле сразу в двух ипостасях — дерзкой молодой злодейки с кнутом и сморщенной феи-старухи, в которую превратится, когда ее заклятье разрушит поцелуй принца. Дети в зале живо реагируют на все злодейства Хорроны, пытаясь помешать ей найти спрятанную от нее принцессу. Но колючий злой смех Хорроны, все ее злодейские ужимки и прыжки не смогли заглушить симпатию зрителей к бенефициантке, которую по окончании спектакля публика щедро наградила аплодисментами и цветами.

Жанна Тертерян, поднявшаяся на сцену с огромным облаком разноцветных воздушных шариков в руках, поздравила актрису, сказав о ней теплые слова и внесла праздничное оживление, раздавая шарики всем детям.

Наталия Макуни

ПОБЕДА СЧАСТЬЯ И ЛЮБВИ

Выступает артистка из квартиры №159

Юлия Романова-Кутьина в детстве кем только ни мечтала быть — продавцом мороженого и пожарным, космонавтом и врачом, дрессировщицей и балериной, клоунессой и акробаткой в цирке. Лет с пяти обожала акробатику и в цирке, затаив дыхание, смотрела на гимнасток под куполом, что крутились в кольце, держась за него рукой или зубами. Когда по телевизору показывали соревнования по спортивной гимнастике, ее невозможно было оторвать от экрана. Дома бабушка расстилала ей одеяло, и она без конца делала мостики, кувырки, стойки на голове и так замучила семью, что ее отвели в спортивную школу Олимпийского резерва. «Набор уже закончился, — говорит Юля, — но я так отчаянно старалась сделать все, что просил тренер, даже 1-й раз в жизни прошла на руках, что меня взяли». Но в поликлинике почему-то не выдали справку, усмотрев отклонение в анализах, что потом не подтвердилось. И это было ее первым большим детским горем. Но даже оно не смогло победить в ней любовь к цирку. Она сама научилась жонглировать, делать колесо, а прочтя в интернете о том, что в кольце можно танцевать, как в цирке, она попробовала, и у нее получилось. «Это потрясающе! — восторженно говорит Юля, — ты паришь, как птица, держась за кольцо, а оно крутится!» Кстати, умение жонглировать и делать колесо пригодились ей в театре «На Басманной», когда она играла роль циркачки Мари из оперетты «Принцесса цирка». Ну, а театр в ее жизни был всегда, начиная с дома, где они с бабушкой просто расставляли стулья, табуретки, рассаживали на них игрушки и «продавали билеты» остальным членам семьи. Потом бабушка объявляла: «Выступает артистка квартиры №159 — Юля Романова!» И она показывала все, что могла: читала стихи, пела, танцевала.

За «Пионерскую зорьку» гонорар — 3 рубля

А потом вдруг произошла встреча, которая перевернула ее жизнь. Это было летом, на даче, где рядом с их семьей жила Ирина Соломоновна, которая в детстве мечтала стать актрисой, но по настоянию родителей стала врачом и всю жизнь проработала ухо-горло-носом. А уйдя на пенсию, устроила на даче театр, где играли все соседские дети. Именно эта потрясающая женщина стала ее первым режиссером и тем человеком, который в нее поверил. Юля была у нее любимой актрисой. «Я каждое лето ждала встречи с Ириной Соломоновной, как необыкновенного счастья!» Потом случилось другое чудо: по радио объявили о детском конкурсе, победители которого будут работать дикторами в Детской Редакции Всесоюзного Радио. Она прошла три тура и была принята. Юных дикторов учили педагоги ГИТИСА, и они работали на радио, как взрослые, и даже получали зарплату: 3 рубля за «Пионерскую зорьку» и 10 за радиоспектакли! Так что иного пути, кроме театра, Юля уже не представляла. И в 16 лет она поступала в Щепкинское училище. Ходила туда раз в неделю, как на работу: туры, экзамены по танцу, вокалу, этюды… «Юрий Мефодьевич Соломин был министром культуры, и к нему все ломились. Я все прошла, а с конкурса слетела. Думала, что жизнь кончилась. Через год я встретила жену Соломина — Ольгу Николаевну, которая, увидев меня, сказала: «Нам тогда просто не нужна была травести. Но кто знал, что ты так вырастешь?»» А Юля, пережив свое юношеское горе, была страшно рада, что ее тогда не взяли в драму, потому что поняла: лучше музыкального театра нет для нее ничего на свете. Он дает зрителю чистую радость: от музыки, пения, танца становится легче на душе, поднимается настроение, проходят печали, и хочется жить! И она поступила в ГИТИС в мастерскую И.Г. Шароева.

Музыка сопровождала ее всегда. В 5 лет она пришла к подружке в гости, увидела пианино и погибла! Так захотела на нем играть! Достала всех домашних, ей купили инструмент, и она стала учиться в музыкальной школе. Интересно, что наперсницей во всех театральных и музыкальных фантазиях Юли всегда была бабушка. Она тоже мечтала быть артисткой, петь и танцевать. Но ее мечта не осуществилась: сначала не было денег на инструмент, а потом началась война. А вот родителей: папу — физика-ядерщика, и маму — преподавателя Московского Энергетического Института, пришлось убеждать в том, что театр — ее единственное призвание.

Когда костюмы станут впору

В театре «На Басманной» она переиграла много всего: молодых героинь, характерные и комедийные роли. Именно в театре она научилась тому, о чем не догадывалась в ГИТИСе. «В институте мы все великие артисты, — признается Юля, — а выйдя на сцену, начинаем понимать, что ничего еще толком не знаем и не можем. Я очень благодарна Жанне Григорьевне Тертерян, которая поверила в меня и дала возможность проявляться и расти. У нее огромный талант, фантазия, чувство юмора. И она любит актеров, а зрителям несет в спектаклях т радость, красоту, победу счастья и любви».

В своих партнерах Юля ценит талант и индивидуальность, а еще умение не тянуть одеяло на себя, чувствовать друг друга, помогать. Ее дочь гордится, что мама — актриса, иногда играет в спектаклях, например, Гвидона в «Сказке о царе Салтане». Занималась гимнастикой, сейчас — конным спортом, и музыкой с 4-х лет. Говорит, что как только дорастет до маминых костюмов, будет играть с ней очередь!

Наталья Савватеева

Рассказать друзьям:

Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Одноклассники
Опубликовать в Яндекс

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.