Павел Коган — человек оркестра

koganПавел Коган родился в Москве в известной музыкальной семье. Его отец, Леонид Коган, скрипач, профессор, народный артист СССР. Мать, Елизавета Гилельс, скрипачка, профессор. Дядя — выдающийся пианист Эмиль Гилельс. С раннего детства Павел обучался игре на скрипке и дирижированию. Окончил Московскую консерваторию сразу по двум специальностям, что в СССР было уникальным явлением. В восемнадцать лет он завоевал первую премию на Международном конкурсе скрипачей имени Яна Сибелиуса в Хельсинки (Финляндия). За этой победой последовали многочисленные концерты с известными оркестрами Советского Союза, Европы, Японии, США. В 1972 году дебютировал как дирижер с Государственным академическим симфоническим оркестром СССР. В последующие годы выступал с разными оркестрами по приглашению выдающихся дирижеров Е.Мравинского, К.Кондрашина, Е.Светланова, Г.Рождественского. С 1989 года — художественный руководитель и главный дирижер Московского государственного академического симфонического оркестра (МГАСО). Под его управлением коллектив приобрел мировую известность. С 1998 по 2005 год, одновременно с работой в МГАСО, Коган занимал пост главного приглашенного дирижера в Симфоническом оркестре штата Юта I (США, Солт-Лейк-Сити). Народный артист России (1994), академик Российской академии искусств (1997).

— Вы учились у таких двух разных педагогов, как Илья Мусин и Лео Гинзбург. Они, можно сказать, были антиподами в искусстве?

— Совершенными антиподами, но великими педагогами. Пожалуй, они вдвоем: один в Ленинграде, другой в Москве, воспитали наибольшее количество концертных действующих дирижеров.

— Я читал, что во многом Гинзбург тяготел к немецкой дирижерской школе?

— Это не удивительно, поскольку еще, кажется, Наркомпросом был послан на стажировку в Германию, это происходило в самом конце 20-х годов. Тогдашний Берлин был невероятно богат гениальными дирижерами, музыкантами. Гинзбург учился у Германа Шерхена — фантастического педагога — и был одновременно ассистентом Отто Клемперера. Он получил невероятную культурную прививку, которая дала впоследствии свои уникальные плоды и результаты в педагогике.

— А Мусин?

— Мусин был учеником Николая Малько. Он придавал огромное значение эстетике дирижерского искусства, всегда направлял своих учеников к образности мышления, мне это в частности тоже очень помогло. Развивал артистизм, которым его ученики всегда очень отличались. Гинзбург же придавал большое значение философии дирижирования. Еще раз хочу подчеркнуть, что в Берлине в то время он наблюдал выступления и репетиции таких дирижеров, кроме названного мною Клемперера, как Тосканини, который постоянно там выступал, Эриха Кляйбера и Фуртвенглера. Я думаю, что найти в мире что-либо более значимое было невозможно, и всеми этими знаниями и культурным опытом он делился со своими учениками.

— Один из выдающихся современных дирижеров Марис Янсонс рассказывал, как его педагог делил дирижеров на две группы: субъективных и объективных. Вы себя к кому больше причисляете?

— Я думаю, что во мне есть и те и другие черты.

— На сегодняшний день в вас преобладает дирижер или скрипач?

— Нет, это невозможно совмещать, я с этим столкнулся еще десятилетия назад: если хочешь достигнуть в профессии высокого уровня, совместительство невозможно. Это удел величайших гениев. Допустим, Рахманинов был равно великим пианистом,композитором и дирижером. Густав Малер — гениальный композитор и дирижер. Также Рихард Штраус, Вагнер по свидетельствам очевидцев тоже были выдающимися дирижерами. Но таких людей по пальцам можно пересчитать.

— Дмитрий Китаенко, отвечая на вопрос о том, почему он не хочет возвращаться в Россию, одной из причин назвал изменившуюся политику в отношении симфонических оркестров в стране. К огромному сожалению, оркестрами перестали заниматься.

— Время надо воспринимать таким, какое оно есть. «Времена не выбирают, в них живут и умирают». Очень мной уважаемый Дмитрий Китаенко — прекрасный дирижер и музыкант. Но он работал еще в Советском Союзе с советским оркестром. Конечно, были совершенно разные формы взаимоотношений и у дирижера с артистами оркестра, и у руководителя оркестра с властью. Но все течет, все меняется. Мы живем уже в совершенно другой стране и либо надо адаптироваться и создавать в существующих условиях максимально качественный продукт, либо поступить так, как поступил Китаенко: он, к моему большому сожалению, уехал из страны. И очень жалко, что он свое замечательное мастерство не применяет сейчас в России.

— А вы на сегодняшний день передаете свое мастерство ученикам?

— У меня учеников нет. Но я репетирую с оркестром и это, на мой взгляд, преподавательская деятельность.

— Чем живет сегодня ваш оркестр?

— Большая занятость, огромное количество программ, очень широкий репертуар, концерты в Москве и, конечно, турне. Оркестр играет в крупнейших залах мира, и это происходит на регулярной основе.

— Каким вы уходите после концерта?

— Ну, разным ухожу… Если удалось сделать то, что было задумано, то, конечно же, бывает чувство удовлетворения, но это опасно, потому что сомнение и неудовлетворенность, в хорошем смысле слова, — это качество артиста, которое позволяет ему идти вперед. Если сказать себе, уходя со сцены: «О, все было великолепно, все было замечательно, это лучший концерт!»- то ты останавливаешься в движении. Всегда должно быть какое-то пространство для того, чтобы быть еще лучше.

— Есть ли у вас любимые исполнители, или вы относитесь ко всем солистам одинаково?

— Когда дирижер на сцене сопровождает солиста, то это отнюдь не соревнование. Концерт дает возможность представить солиста в наилучшем свете для него самого. Солист должен ощущать себя комфортно, и задача дирижера — приложить все усилия для этого. Я стараюсь это делать и надо сказать, что за свою уже долгую карьеру мне доводилось выступать с сотнями выдающихся музыкантов и артистов. За десятки лет у меня было, может быть, пару случаев, когда не получалось творческого контакта с исполнителями.

— А дирижеры влюбчивые люди?

— Конечно! Дирижер должен очень остро ощущать какие-то чувственные моменты, иначе, если он будет абсолютно индифферентен ко всему, что происходит, ему нечего будет передать ни оркестру, ни слушателям.

— Что для вас Большой зал консерватории, в котором вы часто выступаете?

— Alma mater. Я дебютировал на этой сцене как скрипач еще в 13-летнем возрасте. Я никогда не подсчитывал количество выступлений на этой сцене, но они исчисляются уже сотнями. Для летчиков-пилотов существует понятие своей домашней взлетно-посадочной полосы, где они знают все досконально. Большой зал консерватории — это моя взлетно-посадочная полоса. Я не буду оригинален, если выскажу всеобщее мнение моих коллег, что этот зал входит в пятерку самых лучших в мире. Так что мне повезло, что мой зал оказался именно таким.

— А вам много довелось выступать с отцом?

— Поначалу я выступал с ним вдвоем как скрипач, потом в тройных концертах вместе с ним и с мамой. А уже позже, когда я стал дирижером, мне посчастливилось сыграть с ним весь его симфонический репертуар, массу концертов в различных городах, с различными оркестрами. Тогда у меня еще не было своего оркестра.

— А эта преемственность поколений продолжается? Ваш сын Дмитрий — скрипач. Вы ему передаете свой опыт?

— Наша музыкальная династия продолжается, и я считаю, что это замечательно, это хорошо, что существуют династии в мире искусства и культуры. Но Дмитрий идет своим путем. Он очень активен в творчестве, имеет свои достойные убеждения. Я считаю, что необходимо быть толерантным и признавать успехи, независимо от того идет ли он моим путем или своим собственным.

— Не хочет ли он стать дирижером?

— Пока я ничего об этом не слышал. И потом хотеть — это одно, и просто взмахнуть палочкой сегодня может любой музыкант перед высокопрофессиональным оркестром в каком-то несложном произведении. А быть дирижером — это сложнейшая исполнительская профессия, которой надо обучаться много лет.

— Скажите, а, помимо музыки, у вас есть еще увлечения?

— Ну, если говорить о хобби, то есть, конечно. Я очень люблю ездить за рулем, обожаю автомобили и везде, где только есть возможность, по всему миру я стараюсь передвигаться на автомобиле. И в Москве тоже, несмотря на сумасшедшие пробки, езжу на большом длинном Volkswagen Phaeton. Я ценю автомобили за комфорт и удобство — тихо, уютно…

— Многие артисты проявляют свой талант в кулинарии, а вы не увлекаетесь этим?

— Нет, в этом у меня большой пробел. Так уж получилось в жизни, что я совершенно не умею готовить, более того, я в хозяйстве полный ноль. Так уж меня избаловала судьба, что я даже чашки чая себе не наливал и до сих пор так живу.

— А какую музыку вы слушаете в автомобиле?

— В основном классическую. И еще я очень люблю классический джаз, потому что считаю его достойным видом искусства импровизации. Это всегда меня пленяло и продолжает восхищать.

— А есть ли желание сыграть джаз?

— Нет, я четко посвятил себя академической музыке. Другой вопрос, произведения, в которые включены какие-то элементы классического джаза, к примеру, у Джорджа Гершвина, я их очень люблю, дирижирую и с большим удовольствием время от времени к ним возвращаюсь.

— У вас много записей?

— Раньше мы записывались много, но в последнее время звукозапись ослабла, потому что у людей появилась возможность бесплатно скачивать записи в интернете. И во всем мире продажи дисков сократились, а стоимость записи резко возросла.

— В этом году исполняется 25 лет, как вы руководите оркестром. Вы, по всей видимости, трудоголик.

— Да, четверть века — это, наверное, серьезная дата для совместной творческой работы, и оркестр отметит ее юбилейным концертом в мае месяце. А что касается трудоголика… Я просто ответственно отношусь к тому, что я делаю. Но я не могу сказать, что сутками напролет работаю. Я достаточно быстро учу партитуры и осваиваю материал — природа такова. Но, конечно, я крайне серьезно, с раннего возраста, относился к профессии, поскольку я себя готовил стать профессионалом, иначе быть не могло.

Аскар АБДРАЗАКОВ

 ведущий программы «Гримерка Орфея» на «Радио Орфей».

Эфир каждую пятницу в 18.30

Рассказать друзьям:

Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Одноклассники
Опубликовать в Яндекс

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.