Заложник своей бороды

В канун Нового года всем: и детям, и взрослым, — хочется верить в чудо. Человек, которого мы представляем сегодня, сконцентрировал это чудо в себе. Вы не поверите, но это факт, в роли Деда Мороза он существует уже более пятидесяти лет, с шестилетнего возраста. Это нисколько не мешает ему руководить своим театром «ТРАП» и возводить спектакли как храм, среди них «Чайка», эту постановку можно назвать антологией русской жизни, и «В ожидании Годо», который он репетировал три года, а перед этим была десятилетняя подготовительная фаза. Именно так должен работать настоящий художник! Последние пять лет образ хозяина зимы стал с Виктором Мютниковым неразлучен. Он появляется во всех новогодних рекламах, в кино, в школах, детских домах, больницах, санаториях, а о его энергетике ходит слава, что она оказывает на людей терапевтический эффект. На вопрос: «А не хотел бы ты сбрить бороду, в свободное от зимы время, или у тебя в ней сила, как у Старика Хоттабыча?» — он отвечает: «Сила не в бороде, а в контракте, который я подписал, запрещающем стричь ее. Можно красить, закручивать, накручивать, приглаживать, но подстригать нельзя. Так я стал заложником своей бороды».

— И все-таки, Виктор, роль Деда Мороз для тебя является хобби?

— Ну, какое же это хобби? Это уже жизнь. Я с шести лет выступал в этой роли в детском саду, а потом в школе. Этакий Дед Мороз-гном — худенький блондин с голубыми глазами. А, закончив театральное училище, набирал заказы к Новому году, ездил по стране выступать. И вот первый автомобиль — Жигули пятнадцатилетнего возраста — я купил себе как раз на новогодние деньги. Но за ту праздничную компанию я похудел на 12,5 килограмм, у меня было по 7-9 елок в день.

— А сейчас, участвуя в рекламе, заработал на иномарку.

— Да это чисто случайно, дайка, думаю, схожу на кастинг. В основном предлагали роли бомжей, бояр, священнослужителей, и вдруг Дед Мороз, а потом и Санта Клаус. Я им понравился, и меня утвердили. Это как раз был первый ролик от МТС с Нагиевым — «Я стишок забыл». Потом сняли продолжение — летний ролик, когда Дима приезжает ко мне в якобы Великий Устюг и говорит: «Я стишок вспомнил…»

— Получилась серия?

— Да, и в этом году опять сняли продолжение — Дед Мороз готов дарить подарки даже летом.

— Хорошая работа.

— Она сказочная, веселая, людям нравится.
— Да, разные случаи бывают. Как-то меня остановил гаишник для проверки документов, смотрит на фото и говорит: «Что-то у вас борода сильно отросла.», а я отвечаю: «А куда деваться -Дед Мороз». Он: «И, правда, лицо знакомое. Ты что ли?». «Я!» «А можешь моей жене наговорить поздравление?» «Но сейчас же лето!» «Ну, ничего страшного». Она в это время лежала в больнице, я ее поздравил, а он потом звонил, благодарил, что она счастлива и выздоровела в два раза быстрее.

А был еще такой случай. На съемках подошел ко мне человек из группы и попросил записать на видео поздравление для четырехлетней дочери. Я исполнил эту просьбу, а прикол вышел вот в чем: по телевизору шла реклама с моим Дедом Морозом. Девочка воскликнула: «Ой, какой Дед Мороз!», а папа говорит: «Хочешь он тебя лично поздравит?» И включил мое видеообращение к ней, где я с ней играю: «Анжелочка, подойти сюда ближе, какие у тебя глазки красивые, ну-ка поморгай ими, ну-ка открой по шире». Девочка оцепенела от восторга, оттого, что Дед Мороз из телевизора к ней по имени обращается. И сказала: «Да, хороший Дед Мороз, самый лучший!» — и исчезла. А минут через десять родители обнаружили ее в ванной у зеркала. Она стояла, смотрела-смотрела, и говорит: «Да, Дедушка Мороз, ты прав, — у меня, правда, красивые глаза!».

— Значит, ты веришь, что Дед Мороз творит чудеса и он настоящий?

— Вера в Деда Мороза у меня началась с фильма «Морозко», где эту роль исполнял Александр Хвыля, которому мне хочется соответствовать.

— Сейчас не снимают такое кино, почему?

— Потому что в годы перестройки и постперестройки нельзя было вставлять рекламу в детские фильмы, поэтому они стали невостребованными, ну и понятно, цензуры нет, а есть цензура денег — если денег нет, то и фильма нет. Радостно то, что сейчас наш кинематограф начал возвращаться к детскому семейному кино, Правительство стало уделять этому внимание.

— Сейчас новый фильм выходит — «Дед Мороз. Битва магов», где ты сыграл одного из героев.

— Да, мне посчастливилось, что меня пригласили в этот фильм. Это история о том, кто такие Деды Морозы, откуда они взялись. Вообще нас там целая толпа, мы братья из разных стран. Мне выпала честь сыграть ирландского Деда Мороза, Федор Бондарчук сыграл русского, он наш главный старший брат. Как всегда в жанре есть злодей, его исполнил Леша Кравченко. Все это снималось естественно в фэнтези. Большое удовольствие было работать, команда хорошая, костюмы сделали потрясающие, и сюжет захватывающий! Еще и придумали для нас отдельный язык. Это была, конечно, песня, когда нужно было выучить все эти выдуманные слова.

— Ты теперь Дед Мороз интернациональный: русского давно играешь, а сейчас еще и ирландского сыграл.

— Да, и ирландского, и русского, и в прошлом году — католического Санта Клауса в рекламе «Соса-Со1а». В этом году меня опять пригласили. Санта Клаус — это, конечно, не наш Дед Мороз, не славянский, это образ Святого Николая, вот перевоплотился в него.

— К нам Дед Мороз пришел из язычества?

— Да, из ведизма. Это зимняя ипостась бога Велеса. Зимой он накрывает леса и поля снегом, чтобы урожай был. А весной снег тает, питает землю, и она опять начинает плодоносить. И тогда Велес передает бразды правления богу весеннего солнца — Ярило. Вот сказка «Двенадцать месяцев» хоть и авторская, но в ее основе лежат славянские мифы.

— Витя, а когда празднуется Новый год по-старославянски?

— Вообще новый год наступал осенью, когда собирали урожай и природа начинала готовиться к спячке. В ведизме вообще не было годов, было летоисчисление, были лета — «От сотворения мира в звездном храме от лета такого-то.» Это потом уже ввели годический цикл.

— Календарей ведь множество.

— Конечно! Сейчас четыре основных календаря:григорианский, юлианский, восточный и иудейский. А еще у малых народностей, которые Виталий Солдаков называет «колыбельные цивилизации», есть свои летоисчисления. Допустим, в племени догонов ведут календарь от какого-то созвездия. Календарь — это условная система, он нам нужен, чтобы понимать, когда меняется цикл природы. Все идет, в общем-то, от солнцестояния зимнего и летнего. В ведизме «календарь» — это Коляды дар. Коляда — бог, который принес людям цикличность смены сезонов. Конечно — это все очень интересно, когда в это погружаешься.

— Вообще, любой праздник зарождается в душе. Я слышала, у актеров душа просыпается к 13 января на Старый Новый год, почему?

— Какой же Новый год в ночь на первое января, когда у нас в десять утра уже первый детский спектакль полным ходом идет. Я всегда любил выйти в фойе, посмотреть, кто же приводит детей на эту елку. Кто те сумасшедшие, как вы думаете?

— Бабушки…

— Папы! Потому что мамы в это время моют посуду после праздника. А пап надо видеть! Они переглядываются друг с другом, начинают перемигиваться, смотрят на детей, пока те скачут с Дедом Морозом, который тоже отмечал Новый год. И ждут, когда детей уведут на представление. Как только детей повели в зал, как вы думаете, куда идут папы?

— В буфет!

— Конечно, в буфет!

— А Дед Мороз в тайне мечтает присоединиться к ним.

— Тут же! Вот так бывает. А как только двенадцатое января наступает, все детские стишки сразу забываются, и на Старый Новый год я уезжаю в загородный дом, в деревню. Это наш действительно актерский праздник.

— В резиденцию Деда Мороза?

— Да, резиденция в полном смысле слова. Туда съезжаются друзья, знакомые, и мы уже компанией отмечаем Новый год. Я во дворе украшаю елку гирляндами, и вся деревня видит, как она сверкает. Дальше идем париться в баню, хоровод водим распаренные, в снегу купаемся. Потом обычно все рассказывают байки, кто какие услышал в этой новогодней компании, поем песни, колядки, ходим по деревне, поздравляем всех.

— Витя, ты как Дед Мороз всея Руси, наверное, не откажешься поздравить наших читателей с наступающим Новым годом.

— Ваши читатели — это какая-то особая каста, это, как правило, высокоинтеллигентные люди. Насколько я знаю, газете исполнилось 20 лет, и, что поразительно, вы за это время ни разу не запустили руку в казну. Здесь можно сказать словами рязановского героя: «Вы продаете кулубнику, выращенную на своем участке». Я с глубоким уважением отношусь к главному редактору Андрею Яновичу, который газету издает на свою пенсию. Я с ним познакомился лет шесть назад. Ему сейчас очень трудно, он потерял зрение на обоих глазах, но его не покидает оптимизм. Я ему звонил в больницу на днях с надеждой, что наступила хоть какая-то динамика, но он ответил: «К сожалению, медицина бессильна, нервные клетки не восстанавливаются, и я медленно погружаюсь во мглу, пытаюсь адаптироваться к нынешним реалиям, даже начал писать в темноте. Но есть и положительный момент — я в гомеровой слепоте стал прозревать всех насквозь, я вижу сердцем. Главное, чтобы сердце не ослепло». Согласитесь, мощно сказано! Я бы это и пожелал всем читателям, и не только «Театрального курьера» — главное, чтобы сердце не ослепло!

Наталья ШЕМЕЛИНА

Рассказать друзьям:

Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Одноклассники
Опубликовать в Яндекс

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.