Досье для Мельпомены. Театр п/р Г.Чихачева

Впервые я попал в этот театр летом прошлого года: стояла удушающая августов­ская жара, была пятница, и я с сомне­нием прокладывал себе путь от одного светофора к другому — вряд ли в такую погоду кому-то захочется поехать на Рязанский проспект, да ещё на не слишком новый спектакль по пьесе Карло Гольдони «Трактирщица». Но я ошибся: уютный зал, вмещающий почти триста мест, был наполовину заполнен, причем зрители приехали на спектакль не только из Волгоградского района. Что это, спросил я себя, неужели популярность?

И все же очень известным московским кол­лективом театр п/р Г.Чихачева назвать сегодня вряд ли возможно. Но попробуйте, пойдите и создайте (если у вас нет, конечно, сверхъесте­ственных финансовых возможностей) сегодня театр буквально из ничего. Впрочем, когда в 1987 году Чихачев всерьёз взялся за дело, ему, не­сомненно, повезло: нашелся спонсор —  районный железобетонный комбинат, который дал Чихачеву зал и сказал «действуйте». Но как действо­вать, чтобы заполучить зрителя и добыть хоть какие-то деньги? Чихачев пошел тем путем, который подсказывали обстоятельства: поставил спектакль по скандально известной пьесе Кунина «Интердевочка», поставил еще до выхода на экран фильма, пользовавшегося бешеным успехом. Вначале, правда, актерам приходилось выходить в костюмах к метро и продавать билеты, но потом… Сплошные аншлаги, а затем триумфальная поездка по СССР от Бреста до Петропавловска-на-Камчатке — и везде «лом». Далее в том же духе: был поставлен спектакль «Анжелика — маркиза ангелов». Словом, казалось бы, Москва обзавелась делающим сборы коммерческим театром, который будет жить, несмотря на все катаклизмы и путчи.

Но… в 1991 году здание театра сожгли — пожар оставил лишь железки и, странным образом, документы. Был ли это умышленный поджог — сегодня сказать трудно, а следствие, как ему и следует, зашло в тупик. Но факт есть факт: театр остался без помещения. «Погорелец» Чихачев пошел в исполком, и вдруг нашелся … комбинат, на сей раз хлебокондитерский, директор которо­го «болел» театром. Да и руководство округа оказало единоразовую помощь. Словом, ак­товый зал комбината привели в порядок, по­ставили спектакль, а, увидев такое, Управле­ние культуры взяло театр под свою опеку, и началась нормальная театральная жизнь.

Каждый театр следует судить по количеству и качеству спектаклей, которые он выпускает. Театр Чихачева всегда помнил, что он детский и к тому же музыкальный, и во главу угла ста­вились постановки, рассчитанные на детей; сам главный режиссер оказался драматургом — его перу принадлежат пьесы «Злой умысел Бабы Яги», «Солдатская сказка», а также две части «Ну, волк, погоди!» — все это музыкаль­ные спектакли для детей. Плодотворным для театра оказалось его сотруд­ничество с композитором Александром Кулыгиным: так появились «Я вас люблю и обожаю», музыкальная коме­дия по «Женитьбе Бальзаминова», а также историческая драма «Царь-отрок Петр II, его судьба, его фавориты». Кроме того, музыкальные спектакли были также поставлены на музыку В.Улановского «Честные грабители, или Ку-ка-ре-ку» и В.Семенова «Пират и призра­ки». Надо отметить (и это достоинство теат­ра), что эти спектакли москвичи могут увидеть лишь на Рязанском проспекте.

Была еще одна работа, которая могла бы сделать театру громкое имя. Взяв пьесу Греминой «За зеркалом» (спектакль назвали «Ве­ликая любовь Екатерины Великой»), Чихачев пригласил на главную роль Татьяну Самойло­ву, которую зритель к тому времени уже успел подзабыть. Актриса играла с огромным  вдохновением, спектакль был уже почти готов, но состояние здоровья, увы, не позволило ей выйти на сцену.

Что сказать о театре сегодня? Что жизнь в нем бьёт ключом, что готовится к постановке мюзикл (не боится, однако, Чихачев этого коварного американского жанра). «Каменный цветок» и драматическая опера Чайковского-Кулыгина (союз Бизе-Щедрин — всем композиторам пример) «Сказка о рыбаке и рыбке».

Что ближайшей премьерой — уже в феврале —    будут новые приключения волка и зайца в спектакле “Ну волк, погоди — 2”? Что в теат­ре работает такой уникальный человек, как Та­тьяна Петрова, которая не только играет по­чти все главные роли, но и выступает в каче­стве композитора, концертмейстера, а заод­но и заведует труппой?

Проблем у театра хватает: молодежь сегод­ня не очень хочет выходить на сцену хлёбокондитерского комбината, а если и соглаша­ется, то, по крайней мере, в роли Гамлета или Джульетты. Но актерское ядро театра все же сложилось. Кроме Петровой, это Вячеслав Ткачук, Юрий Богомолов, Елена Третьякова, Альбина Бокова, Владлен Михалков, Владимир Свешников, Вера Пересветова. Блестяще работает в ряде спектаклей хореограф Марина Суворова. Именно благодаря ее мастерству историческая драма «Царь-отрок Петр II, его судьба, его фавориты» превратилась в яркое зрелище — пластическую драму. Словом, жизнь в театре идет, и ни о каком кризисе, откате, застое говорить не приходится.

В заключение вернусь к тому, с чего начал: ехал я из театра по улице академика Скрябина и вспоминал недавнюю полемику относитель­но необходимости существования «малых» те­атров. Ну и что, не будь энтузиастов вроде Чи­хачева, было бы лучше? И что бы стали делать те сто пятьдесят, которые, очевидно, впервые узнали, кто такой Гольдони? В лучшем случае сидели бы перед телевизором. Другие варианты и просчитывать не хочется. Так что, перефразируя поэта, можно подытожить «театры всякие нужны, театры всякие важны…»

Виктор Денисов

март 1998 г.

Рассказать друзьям:

Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Одноклассники
Опубликовать в Яндекс

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.