Один век Большого зала

Сто лет назад, 7 апреля 1901 года состоялся первый концерт во вновь открытом Большом зале консерватории. Однако история дома, ставшего музыкальным центром Москвы, на­чалась на целый век раньше…

ДВОРЕЦ КНЯГИНИ ДАШКОВОЙ

Екатерина Дашкова (урожденная Воронцо­ва), поиграв вместе с Великой княгиней Ека­териной в государственный переворот и попав в немилость к вошедшей на трон вен­ценосной подруге, отправилась проветрить­ся за границу. За три года она объездила Германию, Англию, Францию, Швейцарию, общалась с Дидро и Вольтером, затем семь лет опекала сына во время его учебы в Эдинбургском университете. Познакомилась с Робертсоном и Адамом Смитом. Набралась ума, улучшила отношения с императрицей и получила в 1782 году место директора Петербургской академии наук и художеств. А уже в следующем году Дашкова стала пре­зидентом вновь открывшейся по ее предло­жению Российской академии наук. Ну, как го­ворится, большому кораблю большое пла­вание. Пришла пора и дом справить, соответствующий чину. Тут-то и прикупила Дашкова у князя Долгорукого земельной уча­сток в Москве, на Никитской улице, поближе к женскому Никитскому монастырю. Размах у ученой дивы оказался большой (все ж таки президент!), и она строит по тем временам огромный дом по всем канонам екатеринин­ского классицизма: двухэтажный, с верхним полуэтажом главный корпус располагался в глубине участка, отдельно от него — симметричные флигеля по бокам, торцами на ули­цу; парадный въездной двор (курдо-нёр) с клумбой посередине. От Большой Никитской усадьба отделялась невысокой чугунной ог­радой на белокаменном основании1.

Тайной завесой оказалось покрыто имя зодчего дашковского дворца. Основные ис­точники утверждают, что дом строился по собственному плану хозяйки. И только брат Екатерины Романовны, граф Семен Романо­вич Воронцов в письме к сыну Михаилу, унаследовавшему после смерти своей тет­ки2 в 1810-м году дом на Большой Никитс­кой, помогает установить истину: «Моя по­койная сестра считала, что обладает вкусом в изящных искусствах, была весьма своевольной и, несомненно, стесняла Баже­нова, своего архитектора, навязывая ему свои идеи и не заботясь о том, соответ­ствовали ли они замыслам этого зодчего». Итак, это свидетельство дает нам однознач­но предположить, что архитектором владе­ния Дашковой был не кто иной, как автор московской жемчужины, знаменитого Паш­кова дома, Василий Баженов.

Михаил Воронцов, обладавший колоссаль­ной движимостью и недвижимостью, не осо­бо нуждался в свалившемся на его голову наследстве, и стал сдавать усадьбу направо и налево3. Впоследствии она перешла к его сыну Семену, владельцу обширных планта­ций винограда в Крыму. Семен оборудовал в подвалах дома хранилище для вина, а осталь­ное помещение продолжал сдавать внаем. Много разных арендаторов перебывало в этом доме. Зимой 1832-го здесь даже сни­мали квартиру родители А.С.Пушкина. И так продолжалось вплоть до 1871 года, пока у дома не появился новый арендатор — Мос­ковская консерватория.

ПОСЛЕДНИЙ АРЕНДАТОР

Ровно через 25 лет после смерти Дашко­вой родился другой просветитель и подвиж­ник, которому суждено было создать и воз­главить тоже академию, но только музыкальную.

Краткое досье.

Рубинштейн Николай Григорьевич (1835- 1881). Пианист, дирижер, педагог и музыкаль­но-общественный деятель. Музыке обучался в Москве и Берлине. В 1854-м закончил юриди­ческий факультет Московского университе­та. В 1860-м стал руководителем московско­го отделении Императорского русского музы­кального общества (РМО), где основал музы­кальные классы, преобразованные в дальнейшем в консерваторию (до конца жизни был ее ди­ректором и профессором фортепианного клас­са). Благодаря деятельности Рубинштейна Москва в конце XIX века превратилась в один из мировых музыкальных центров.

Со дня основания (1 сентября 1866 года) консерватория собственного помещений не имела. В течение пяти лет Рубинштейну при­ходилось снимать дом у баронессы Черкасо­вой на Воздвиженке. Все бы ничего, если бы «мадам» не зарвалась и не увеличила аренд­ную плату вдвое, что и послужило толчком к переезду на Никитскую. Постепенно финан­совые дела консерватории начали улучшать­ся. Рубинштейн добился правительственных субсидий, и было принято решение откупить помещение в собственность. Изрядно потор­говавшись с владельцами, «слуги Орфея» все-таки сошлись на сумме 185 ООО рублей се­ребром и, ударив по рукам, 3 июня 1878 года подписали купчую на дом, за исключением винных погребов, которые отошли Удельно­му ведомству. Наконец Московская консерва­тория получила свою постоянную прописку.

НЕУТВЕРЖДЕННЫЙ ПРОЕКТ

Жизнь Николая Рубинштейна оказалась, к несчастью, короткой. После его смерти в кресле директора подолгу никто не задерживался. И только в 1889 году появился че­ловек, обладающий неуемной фантазией, энергией и трудолюбием. Это был Василий Ильич Сафонов (1852-1918). Надо сказать, что Василий, родившийся в семье казачьего офицера, увлекся музыкой случайно. Батюш­ка прочил ему другую карьеру и отдал в Александровский лицей. Однако, попав однажды на концерт, Сафонов был настолько взвол­нован услышанным, что резко решил изме­нить свою судьбу и, вопреки воле отца, по­ступил в Петербургскую консерваторию, ко­торую и закончил с золотой медалью. После чего он активно выступал с фортепианными концертами и вел преподавательскую дея­тельность. Наконец последовало предложе­ние возглавить Московскую консерваторию, где талант его открылся новой гранью.

Сафонов обладал титаническим упорством и все дела привык решать с размахом. Всту­пив в должность директора, он сразу поста­вил вопрос о строительстве нового, более просторного и оснащенного по последнему слову техники здания. Для этого требовались колоссальные средства. Часть из них — 200 ООО рублей — удалось получить от бога­того купца Г.Г.Солодовникова. Сафонов сыг­рал на честолюбии миллионера и пообещал вытребовать для него орден Св.Владимира, дающий право на дворянский титул. 9 ООО рублей пожертвовал брат Николая Рубинш­тейна, Антон. Стали поступать и другие част­ные взносы. Окрылённый успехом, Сафонов уговаривает своего тестя, министра финан­сов И.А.Вышнегородского, чтобы тот похло­потал у Александра III о финансовой помо­щи, которая в результате последовала в 1893-м году в сумме 400 ООО рублей

А пока в ноябре 1891 года на стол мос­ковского генерал-губернатора Великого кня­зя Сергея Александровича ложится письмо, отправленное Сафоновым, с просьбой о «благосклонном участии» к нуждам консер­ватории и отведении земельного участка на Театральной площади напротив Большого театра для постройки нового здания, кото­рое станет украшением Москвы. Генерал-губернатор, ознакомившись с прошением, вспомнил о том, что Театральная площадь является местом проведения высочайших смотров войск, и пригласил к себе коман­дующего Московским военным округом: «Не помешает ли сей проект нашим военным парадам?» Командующий задумался и отве­тил уклончиво: «Оно, конечно, может поме­шать выходу войск с площади, но если его придвинуть вплотную к Китайгородской сте­не, поближе к Городской думе, то, возмож­но, и пройдем». На том порешили и отпра­вили прошение на рассмотрение в Город­скую думу.

Городская дума, видимо, во все времена одинакова. Ей поразительно удается прояв­лять верх недальновидности. Прошением за­нималась «Комиссия о пользах и нуждах общественных» и сделала вывод, что нет нужды возводить новое здание рядом, по­скольку оно будет давить на столь драгоцен­ную для города думу. А также какая польза от безвозмездной отдачи консерватории этой земли. Лучше бы данный участок про­дать под торговые помещения, громадный доход можно получить. На основании этого вывода Дума единогласно постановила: «…ходатайство г-на директора московской кон­серватории об уступке 1440 кв. саженей на Театральной площади под сооружение зда­ния отклонить». Налицо яркий образец тупо­умия и жлобства. А отсутствие культуры в народе всегда приводит к вульгарным последствиям: в результате на этом участке был установлен памятник казнокраду Ешуа-Соломону Мовшевичу, более известному под клич­кой Яков Свердлов. Фасад Думы перекрыли эклектичным архитектурным монстром под названием «Гостиница Москва», а саму Думу вообще распустили, устроив там музей ее же могильщика — В.И.Ленина.

НА ОБЛОМКАХ СТАРОГО ЗДАНИЯ

Тем не менее, Сафонов не останавливает­ся, и на заседании дирекции московского от­деления РМО вносит предложение о сносе старого здания консерватории и строитель­стве на его месте нового. Предложение ут­вердили, назначив председателем строитель­ной комиссии самого Сафонова. Архитекто­ром же был приглашен Загорский.

Краткое досье.

Загорский Василий Петрович (1846-1912). Воспитанник Петербургской академии ху­дожеств. В 1881-м получил звание академи­ка архитектуры за «Проект богадельни на 60 женщин и 30 мужчин», с конца 1890-х годов служил архитектором Дворцового уп­равления в Москве, руководил перестройкой зданий императорского двора, участвовал в строительстве гостиницы «Славянский базар».

Загорский с большим вниманием отнесся к требованиям заказчика, а его преданность делу не знала границ. За проект нового здания консерваторш (главное и единственно значи­тельное творение зодчего) он не взял ни ко­пейки. Более того, за свой счет положил мра­морные ступени обеих лестниц, ведущих от вестибюля в фойе Большого зала. А после за­вершения строительства предложил Дирек­ции свои «безвозмездные услуги как постоян­ного архитектора при здании Московской консерватории».  ,.

Наконец в августе 1894 года приступили к сносу бывшего дашковского особняка. Оста­вили только на уровне двух этажей фасад­ную стену главного корпуса с полуротондой и коробку правого флигеля. Все остальное было сломано, и 27 июня 1895 года состоя­лась торжественная закладка нового здания. В фундамент была вложена памятная доска, насыпали серебряных монет в приготовлен­ное место и уложили первые кирпичи.

Предполагалось, что все строительство займет не более 3-х лет. И поначалу действи­тельно шло довольно быстрыми темпами. Уже к осени 1897-го были построены класс­ные комнаты, квартиры для служащих, а глав­ное, винные погреба. Владевшее погребами Удельное ведомство, узнав о перестройке здания, внесло значительный вклад (200 000 рублей) в общее дело, с одним условием, что винная лавка и погреба будут закончены в первую очередь. Еще через год, 25 октября 1898-го состоялось открытие Малого зала. Затем строительство замедлилось по причи­не безденежья.

Но Сафонов неутомим. Он опять идет к меценатам с просьбой о помощи. Вот уж действительно с миру по нитке: сахароза­водчик Харитоненко подарил ковры, фабри­канты братья Морозовы поставили обору­дование и мебель, а предприниматель С.П. фон Дервис заказал в Париже для Большо­го зала орган (общая стоимость инструмен­та составила 45 902 рубля 73 копейки). В целом строительство обошлось РМО в сум­му свыше 1 000 000 рублей.

ТОРЖЕСТВЕННЫЙ АККОРД

И вот 7 апреля 1901 года грянул финаль­ный торжественный аккорд сафоновской «симфонии» — открытие Большого зала и за­вершение всех работ. Сафонов в своей речи назвал Большой зал венцом нового здания консерватории: «Пожелаем же ему служить на славу родного искусства и чтобы великие люди, изображения которых украшают этот зал, всегда были примером многим поколениям, вдохновляя молодые силы на служе­ние человечеству».

Затем прозвучала специально написанная к этому случаю Ф.Ф.Кенеманом кантата-гимн «Воздвигнут храм искусству дорогому». Программа концерта открылась глинкинской увертюрой к опере «Руслан и Людмила». Да­лее были исполнены произведения Чайков­ского, Бородина, Антона Рубинштейна и в заключение — Девятая симфония Бетхове­на. На открытии присутствовали сенатор

А.Ф.Кони, директор императорских театров, В.А.Теляковский, приехавшие из Петербур­га Ц.А.Кюи и А.С.Аренский. В сборе были почти всё преподаватели консерватории. Газеты единодушно писали о безукоризненной акустике зала. С этого дня началась сто­летняя история Большого зала, история че­ловеческих драм и история величайших взлетов.

Андрей НЕДЗВЕЦКИЙ

март 2001 г.

1  По мнению историка П.В.Сытина, строительство усадьбы закончено в 1792 году.

2  Прямой наследник Дашковой, ее сын Павел Михайлович Дашков умер бездетным в 1807-м году.

3  В 1812 году дом сгорел, но к 1824-му был восстановлен в прежнем виде.

Рассказать друзьям:

Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Одноклассники
Опубликовать в Яндекс

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.