Молодец баба! 140 лет главному русскому роману

Уже в седьмой раз Толстой берет пятый том Пушкина в издании П.Анненкова, и как всегда, читая его от корки до корки, не перестает восхищаться: «Писателю надо постоянно изучать это сокровище, Пушкин побуждает к работе безошибочно». «Вот, как надо писать, — говорил Толстой об отрывке «Гости съезжались на дачу». — Пушкин приступает сразу к делу. Другой бы начал описывать гостей, комнаты, а он вводит в действие сразу!» И пушкинская Зинаида Вольская вдруг неожиданно стала превращаться в толстовскую Анну: «Я невольно, нечаянно, сам не знаю, зачем стал продолжать Пушкина. Потом, разумеется, изменил и завязалось так красиво и круто, что вышел роман, которым я очень доволен, и он будет готов через две недели» (из письма к Н.Страхову). Однако для создания всемирно известного шедевра потребовалось пять лет, а тот первый набросок даже не имел названия, которое появилось во втором варианте — «Молодец баба».

Все ощутимее становился образ Анны, который вырос из обнаженного женского локтя изящной аристократической руки, мелькнувшей в сознании Толстого: «Я невольно начал вглядываться в видение. Появились плечо, шея и, наконец, целый образ красивой женщины в бальном костюме. Видение исчезло, но я уже не мог освободиться от его впечатления, оно преследовало меня дни и ночи, и чтобы избавиться от него, я должен был искать ему воплощения». В Анне Карениной все отчетливее стал проступать облик Марии Александровны Гартунг —  дочери Пушкина, с которой Толстой познакомился в 1868 году. Ею нельзя было не очароваться. И писатель наделил ее внешними чертами свою героиню, вплоть до гирлянды анютиных глазок в волосах. Для иллюстрации напряженной работы писателя стоит отметить, что только первой части романа было сделало десять редакций, а весь рукописный объем произведения составил 2560 листов. Наконец, спустя два года после начала работы, была напечатана в 1875 году в журнале «Русский вестник» первая часть романа.

Огромную помощь в работе Толстому оказывала его жена Софья Андреевна. Она переписывала тысячи страниц. И когда Лёв Николаевич получил гонорар за первые десять глав в 15 000 рублей, он непременно решил сделать подарок своей бесценной помощнице. Для чего и зашел в ювелирную лавку, где увидел золотой перстень с темно-красным рубином и двумя бриллиантами. Хозяин лавки, будто обладая ясновидением, назвал немыслимую цену, но ровно ту, которая находилась в кармане писателя — 15 000 рублей. И Толстой, пораженный совпадением, отдал весь свой гонорар. По дороге в Ясную поляну он начал представлять себе встречу с Сонюшкой, но вдруг Каренина бесцеремонно вмешалась в его думы: «Она берет меня за горло», «Анна оказалась дурного характера», «Она надоела мне хуже редьки». И с этими мыслями, приехав домой, он, уединившись в кабинете, стал записывать новые детали сюжетной линии. А жизнь подкинула свою коллизию. В творческом смятении Толстой нащупал в кармане перстень: «И на эту безделицу ушли все деньги, полученные за несколько недель труда!» — рука в гневе швырнула перстень в окно, и писатель продолжил работу. Спустя время Софья Андреевна, прогуливаясь с мужем по саду, обратила внимание на какой-то блеск в траве, нагнулась и обнаружила кольцо. Придя в восторг, она поблагодарила мужа, предположив, что только он способен на столь оригинальное вручение подарка. Говорят, что она до самой смерти не снимала диковину, которую в семье прозвали «перстнем Анны Карениной», и завещала ее старшей дочери Татьяне. 

Между тем работа над романом продолжалась. «Характер — это то, в чем обнаруживается направление воли», -говорил Аристотель. Толстой строго выдерживает логику характера, его герои всегда идут неизведанными путями, и из множества свободных вариантов выбирают наиболее характерный для них. Толстого не раз упрекали за то, что он жестоко поступил с Анной, «заставив ее умереть под вагоном». На что он отвечал: «Однажды Пушкин сказал своему приятелю: «Представь, какую штуку выкинула моя Татьяна. Она вышла замуж. Этого я от нее не ожидал». Тоже я могу сказать про Анну. Мои герои делают то, что они должны делать в действительной жизни, а не то, что мне хочется». Исключительным в судьбе Анны было не только нарушение закона «во имя борьбы за подлинно человеческое существование», но и сознание своей вины перед близкими ей людьми, перед самой собой, перед жизнью. Благодаря этому она и стала героиней толстовского мира с его высокими идеалами.

На повсеместное действие закона возмездия Толстой указывает эпиграфом: «Мне отмщение, и Аз воздам». Писатель убежден в нравственной ответственности человека за каждое слово, за каждый поступок: «Много худого люди делают сами себе и друг другу только оттого, что слабые, грешные люди взяли на себя право наказывать других. Наказывает только Бог и то только через самого человека».

И вот, наконец, точка, роман закончен. «Сказано все то, что я бы хотел сказать». Толстой начал публиковать роман в «Русском вестнике» с 1875 года (N1-4 за 1875 г.; N1-4 и N12 за 1876 г.; N1-4 за 1877 г.) Фактически в апреле 1877 года роман закончился, но…

Эпилог.

Толстой любил, проснувшись, разложить один-два пасьянса — это было ежедневной традицией. В тот день пасьянс не сошелся — «Анна. Что-то случилось» -подумал Лев Николаевич. А случилось вот что. М.Н. Катков, редактор журнала, отказался печатать эпилог, восьмую часть романа, из-за суждений писателя о русских добровольцах в Сербии, тем более, что как раз в апреле этого года, началась очередная Русско-турецкая война. И поспешил дать свое истолкование новой книге: «Идея целого не выработалась… Текла плавно широкая река, но в море не впала, а потерялась в песках. Лучше было бы заранее сойти на берег, чем выплыть на отмель». Таков был приговор редакции. И полностью роман был издан Н.Н.Страховым отдельной книгой только в будущем году. Он имел огромный успех и «поднял все общество на дыбы», не было конца толкам, пересудам, восторгам, как будто дело шло о вопросе лично близком каждому. Первым, как о великом художественном произведении, о романе сказал Достоевский: «Он поражает огромной психологической разработкой души человеческой, страшной глубиной и силой, небывалым доселе у нас реализмом художественного изображения. С ним ничто подобное из европейских культур не может сравниться». История мировой литературы подтвердила правоту этих слов.

Однажды Фолкнера попросили назвать три лучших романа в мировой литературе, на что он не задумываясь ответил: «»Анна Каренина», «Анна Каренина», и еще раз «Анна Каренина»».

Андрей НЕДЗВЕЦКИЙ

На фото: 1) Л.Н.Толстой за работой; 2) портрет М.А.Гартунг; 3) перстень, подаренный С.А.Толстой

Рассказать друзьям:

Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Одноклассники
Опубликовать в Яндекс

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.