Свифтогония

Пройти мимо 350-летнего юбилея Джонатана Свифта вряд ли удастся просвещенному человечеству. В эти сумеречные ноябрьские дни нельзя не вспомнить о великом ирландце, тем более что Россия давно уже живет по его лекалам. Живет в мире, в котором возможны любые метаморфозы, где черное называют белым и наоборот. Где ставят памятники антигероям, а людей с высокими идеалами превращают в изгоев. Светочей предают забвению, а телевизионных персонажей всех объявляют звездами и гениями, которых, кстати сказать, тошнит друг от друга. Так в «Гулливере» утверждается, что муравей по величине не уступает слону, а у слона — четыре перепончатых крыла, что деревья растут вверх корнями, а дома строятся, начиная с крыши. И не удивительно, что могущественный король Лилипутии настаивает на том, что в его государство входит вся территория Сибири. Каков размах! Это вам не Таврику присоединить! И таких, с позволения сказать, анекдотов разбросано множество по всем четырем книгам о капитане Гулливере. Там задумавшихся людей пробуждают на улицах взрывами хлопушек, а в Великой академии прожектеров извлекают энергию из огурцов и пытаются экскременты превратить в пищу. Изо льда оказывается можно создать порох, а из пауков — шелковичных червей. И, наконец, в четвертой части Свифт выводит человекоподобную породу Еху -это концентрированный образ человека, не облагороженного духовностью и вобравшего в себя все существующие пороки. Еху — это тот сорняк, которым непременно зарастает человечество, если с ним не бороться и позволять себя дурачить ложными истинами.

Излюбленный жанр Свифта -памфлет. И их насчитывается в наследии сатирика не одна сотня. Мы предлагаем читателю отрывок одного из них, написанного в 1713 году в эпоху упадка английского театра. Впервые произведение было опубликовано после смерти автора в журнале «Monthly Mirror» N10 за 1807 год. И не входило в собрание сочинений Свифта по сей день.

Андрей НЕДЗВЕЦКИЙ

Советы комедиантам

  1. Когда ты поешь — не обращай внимания на музыку; соблюдай тот ритм, который тебе больше понравится. Ведь это истинное унижение — следовать за скрипачом; пусть сам этот «конский волос, кошачья кишка», следует за тобой.
  2. Если ты в состоянии заставить другого актера смеяться, строя ему отвратительные рожи, — ты можешь заслужить репутацию забавника. Пьеса может от этого пострадать, но ты должен заботиться о своей репутации.
  3. Никогда не говори доброго слова о режиссере. Не подлежит сомнению, что он всегда будет стараться унизить тебя, давая тебе роли, в которых, по его мнению, ты можешь показать свою гениальность в наилучшем свете…
  1. Если ты не в настроении — играй кое-как. Если ты всегда будешь играть хорошо, это приведет к такому однообразию, что никто не обратит на тебя внимания.
  2. Всегда избегай отзываться благожелательно об актере одного с тобой амплуа. Не может быть некрасивым то, что кажется благоразумным!
  3. Совершенно незачем знакомиться с чьей-либо ролью за исключением твоей собственной. Это тебя только запутает! Попытка выразить на лице собственные чувства приведет к такому же результату. — Нельзя делать два дела одновременно.
  4. В захватывающей сцене сморкайся и кашляй, — это возбудит жалость, а жалость сродни любви.
  5. Если, играя в новой пьесе, ты куда-нибудь торопишься, выбрасывай из нее все, что хочешь.
  6. После того, как ты сказал все, что тебе было положено, сразу забудь, что играешь на сцене. Тебе платят за то, чтобы ты играл свою роль, а не способствовал игре другого.
  7. Выходить на сцену не в свой черед — вернейшее средство быть замеченным.
  8. Когда ты произнес свои последние слова — уходи не-медпенно… Оставаться дольше на сцене — значит попросту тратить время.
  9. В любовных сценах всегда подвывай: подобные звуки доходят до сердца.
  10. Избегай создавать собственный стиль в игре. -Подражай в этом драматургам, копирующим один другого.
  11. Чем меньше ты будешь стараться войти в свою роль, тем лучше сможешь ты распоряжаться самим собой и заботиться о красоте своего костюма. Всегда носи самое модное платье, не считаясь с ролью. С какой стати уродовать себя?
  12. Если в середине твоей речи ты услышишь хотя бы легкий намек на аплодисменты, остановись, повернись, выйди вперед и поклонись. Вообще говоря, рукоплескания происходят от чувствительности публики, а вовсе не от твоей игры. — Тем не менее поклонись.

Ко всему этому мне остается прибавить только одно — строго держись моих советов.

Рассказать друзьям:

Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Одноклассники
Опубликовать в Яндекс

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.