Волки в овечьих шкурах. Так кто же они, эти «деятели культуры»?

8 ноября в Союзе театральных деятелей состоялось чрезвычайное расширенное заседание Секретариата, на котором присутствовали художественные руководители ряда московских театров: А.Бородин, О.Табаков, М.Захаров, Е.Писарев и другие.

 

 

 

 

 

 

 

«Мы оказались действительно в чрезвычайной ситуации, которая вызывает у всех нас тревогу, -сказал председатель СТД А.Калягин. — …Нам надо найти наиболее верные и взвешенные способы заявить о своей позиции обществу. На мой взгляд, развернута кампания по дискредитации культурной сферы, тщательно продуманная, и которая ведется по нескольким направлениям. И это не только «Дело Серебренникова». Сейчас предъявлены обвинения Софье Апфельбаум (директор РАМТа). И наша задача провести серьезный анализ законодательства, регулирующего поддержку искусства и контрольный надзор этой самой поддержки. Где противоречия? Где происходит нестыковка? Почему риск выйти за рамки закона существует всегда?

В информационном поле появляется исследование «Transparency International» о конфликте интересов в театрах. И снова руководители театров представлены мошенниками, которые подписывают сами себе гонорары и которые готовы любыми способами урвать себе «кусок пожирнее». А до этого хитро, с едкими комментариями были проанализированы доходы руководителей московских театров, чтобы продемонстрировать, как хорошо живут театральные деятели, не в пример всем остальным. Для кого ведется эта кампания? Для народа? Для политических элит? И почему именно сейчас, накануне выборов в стране? Нас хотят выкинуть за обочину общественной жизни страны? Кто-то старательно пытается изолировать деятелей культуры и лишить Президента их поддержки… Естественно, что складывающаяся ситуация не может не вызывать беспокойства СТД… Нам надо выйти с предложением к Президенту о пересмотре сложившихся механизмов регулирования, а также с предложением начать подготовку нового закона «О культуре» и привлечении к его подготовке представителей театрального сообщества».

По всему видно, что Кирилл Серебренников мало волнует собравшийся ареопаг. Он является всего лишь опенком в этой большой грибнице, и у меня вызывает искреннее сочувствие. А поводом «чрезвычайки» явились метастазы, которые поражают все большее количество фигурантов так называемого «Театрального дела». Калягин с пренебрежением упомянул компанию «Transparency International». А между тем, это уважаемая неправительственная международная организация по борьбе с коррупцией во всем мире, основанная в 1993 году, имеющая отделения более чем в ста странах. Вице-президентом которой является Елена Панфилова.

23 октября «Transparency International» опубликовала исследование «Как руководители государственных театров платят гонорары сами себе». Незадолго до этого Министерство культуры обнародовало данные о среднемесячных зарплатах художественных руководителей театров, что, видимо, и возмутило Калягина, и он пускается в дешевый шантаж: «…Кто-то старательно пытается изолировать деятелей культуры и лишить Президента их поддержки накануне выборов в стране…»

Это о каких же «деятелях культуры» идет речь? Не о тех ли, которым на днях их профильный Министр Мединский публично сделал замечание: «Государственные театры должны блюсти каноны нравственности!» Правда, слова о нравственности из уст Мединского слышать довольно странно, принимая во внимание казус с его диссертацией, но в целом он прав. А, может, Калягин имеет в виду под «культурой» подобные призывы со сцены, как на фото. Так пусть держит при себе это добро, в котором он и так уже по уши. И никто не стремится этих деятелей выбрасывать на «обочину общественной жизни», они и так уже там находятся. Чаще надо смотреть на себя в зеркало без грима. Лакей может стать вельможей только на сцене. У нашей газеты многотысячная армия подписчиков и со многими из них мне случается разговаривать по телефону. Имена Калягина, Табакова, Захарова, Богомолова упоминаются читателями в разговоре исключительно в негативном контексте. Мне кажется, что эти люди могут оказать Президенту только медвежью услугу. Они представляют себя государственными деятелями, забыв о том, что всего лишь лицедеи, так называемые «сукины дети», и выглядят при этом смешно.

«Мы — интеллигенция, мы — театральное сообщество, мы — сила», — говорит Бородин. Одно из двух: либо он не понимает назначение интеллигенции, либо сознательно извращает его. Возможно, он полагает, что понятие «интеллигентность» лежит в области этики, этакое маниловское: «Проходите, пожалуйста», «Нет, что вы, только после вас!» А на самом деле интеллигентность никакого отношения не имеет ни к этике, ни к образованию, ни к профессии. Это нравственный императив, способность сочувствовать ближнему, встать на сторону обиженного и взять боль всего мира на себя. А в этом калягинский «расширенный секретариат» никогда не был замечен, скорее наоборот, многие из его состава являлись подписантами грязных обращений, что навсегда останется пятном в их биографиях. Эталонами интеллигента были: Короленко, Аверинцев, Лихачев, Сахаров. Как могут эти жалкие плясуны сравнивать себя с ними. Разве интеллигентный человек позволит себе стоять рядом с Калягиным, от которого исходит удушающий запах безнравственности, а они сотрудничают с ним, вероятно, принюхались. Хотелось бы спросить у Бородина, в чем его сила, о которой он с таким пафосом говорит, может, в его приспособленчестве и диком лицемерии? И этот человек уже почти сорок лет возглавляет детский театр! Бедные наши внуки и правнуки!

«Категорически нельзя допустить, чтобы театр становился инструментом манипуляции в чьих бы то ни было руках и служил инструментом раскола общества», — эти слова и вовсе приводят в недоумение, какая самонадеянность! Обществу глубоко наплевать на театр в целом, а на калягинскую клику тем более. Они находятся на самой далекой периферии сознания народа. Поэтому этим горе-режиссерам пора оставить свои дешевые приемчики: прикрываться культурой и взывать о помощи к народу, у которого своих проблем навалом.

«Мы обнаружили, — говорится в расследовании «Transparency International», — что система финансирования московских театров пронизана конфликтами интересов. Как минимум, четырнадцать художественных руководителей, в числе которых Олег Табаков, Надежда Бабкина, Константин Райкин, Олег Меньшиков и Кирилл Серебренников, получают госконтракты от своих театров, искусственно создавая себе дополнительные возможности для зарабатывания денег. Таланты и слава актеров и режиссеров нередко затмевают тот факт, что они руководят не частными, а государственными театрами, существующими на деньги налогоплательщиков.

В 2016 году московские власти выделили государственным театрам субсидии на сумму более 12,5 млрд. руб. Как минимум четырнадцать театров в 2013-2017 годах заключили более 60 контрактов на общую сумму, превышающую 97 миллионов рублей, со своими собственными руководителями как с физическими лицами или индивидуальными предпринимателями (ИП). Театры нанимали своих художественных руководителей в качестве актеров и режиссеров, а также арендовали у них помещения и реквизиты для постановок…»

Конфликт интересов — это раздвоение личности, когда художественный руководитель театра оформляет на себя ИП и получает, помимо зарплаты, еще деньги на ИП за актерство и режиссуру. В народе это называют емким словом — хитрожопость. А юриспруденция подобное действие оценивает гораздо строже. Виной всему алчность, а она, как водится, пожирает талант. Превращаясь в Чартковых (герой повести Гоголя «Портрет»), они теряют всякие границы: урвать как можно больше, если не съем, то понадкусываю — вот психология холопов. И эта лакейская сущность пронизывает все их творчество. Хотелось бы дать совет этим дельцам, дорогой совет: чтобы стать богатым, нужно умерить свои потребности. Боюсь, что они им не воспользуются.

Но главный конфликт интересов в другом — в том, как эти, с позволения сказать, «деятели», измученные своим «талантом», насилуют им зрителя. Когда этим художникам нечего показать, кроме гениталий, когда они справляют нужду на сцене, и предлагают завалить фекалиями всю страну, а публика предпочитает видеть всю цветовую гамму, а не только оттенки голубого. Вот в этом и есть самый главный конфликт интересов между театром и зрителем.

Безусловно, они воры. В том смысле, что воруют у народа чувство прекрасного.

Был бы яркий перформанс, если бы эти тени прошлого взяли да и ушли все вместе на пенсию, все! Скопом! В один день! Бородин, Захаров, Табаков, Калягин, Ширвиндт. Истинный талант уходит, не досказав, а не тогда, когда сказать уже нечего. Подобная акция вошла бы в историю театра на века! А исполнители ее обрели бы славу не меньшую, чем первые космонавты.

Калягин все время говорит о театральном сообществе, а на самом деле подразумевает всего лишь небольшую его часть мелких приспособленцев, которая бросает тень на тысячи порядочных и честных людей, искренне служащих искусству, а не Мамоне.

Андрей НЕДЗВЕЦКИЙ

Рассказать друзьям:

Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Одноклассники
Опубликовать в Яндекс

Один комментарий

  1. Браво автору! Я, как человек, работающий в государственном театре, готов подписаться под каждой фразой. Меня поражает уровень воровства в театре. Поистине фантастические суммы госденег уходят по фиктивным контактам в карманы директоров и худруков театров. А сколько хороших спектаклей можно было бы на эти деньги создать! Да и актерам с их нищенской зарплатой тоже что-нибудь перепало бы.
    А Табакова ведь несколько лет назад лично Путин «отмазал» от тюрьмы, сказав, чтобы оставили дедушку в покое. А то сидел бы он сейчас совсем в другой табакерке за т воровство. Так и что, всё правильно и по делу.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.