Василий Верещагин: Земная правда жизни

 

Александр III на одной из выставок Василия Верещагина в 1874 году высказал свое мнение: «Всегдашние его тенденциозности противны национальному самолюбию и можно по ним заключить одно: либо Верещагин скотина, или совершенно помешанный человек».

По мнению же самого Верещагина, в картине обязательно должна быть мысль, идея, мораль, а отсутствие таковых низводит ее «до фешенебельной мебели». «Каждая моя картина должна что-либо сказать, по крайней мере, только для этого я их и пишу».

«Искусство, — говорит Верещагин, — должно научить человека наблюдать и распознавать истину». Он стремился написать Священную историю в земной правде. В своих произведениях художник пытался передать жизненный факт с абсолютной достоверностью, поэтому прибегал к надписям, документально воспроизводящим предсмертный крик солдата: «Ой, убили, братцы!.., убили… ой, смерть моя пришла!..» В таком хроникальном подходе к живописи, можно сказать, Верещагин стал предвестником кинематографа.

Он никогда не писал по заказу и больше всего боялся потери независимости, того, что «последует, когда мне заткнут глотку деньгами». В русском искусстве Верещагин стоит особняком, у него нет учителей и последователей, он был вне партий и кружков, не искал и не принимал никаких наград: «Я буду всегда делать то, что сам нахожу хорошим и нужным». Он первый из русских художников демонстративно поставил себя вне традиционных порядков, отказавшись от предложенного ему звания профессора Академии художеств, и заявил, что «все чины и отличия в искусстве, безусловно, вредны»!

В последние годы он мечтает о живописно-музыкальном синтезе, о выступлении на выставках симфонических оркестров, современники ставили его даже в ряд с Вагнером, у которого тоже была идея о «синтетическом произведении искусства». Верещагин много пишет об искусстве, активно выступает в прессе, его статьи против войн вызвали огромный резонанс в кругу мировой общественности, и та выдвинула его кандидатуру в 1901 году на соискание первой Нобелевской премии мира.

«… Больше батальных картин писать не буду — баста! Я слишком близко к сердцу принимаю то, что пишу, выплакиваю (буквально) горе каждого раненого и убитого».

Верещагин погиб в 1904 году при взрыве на мине броненосца «Петропавловск» на внешнем рейде Порт-Артура.

При жизни художника было устроено свыше шестидесяти персональных выставок почти во всех европейских столицах и крупных городах России. Об одной из них вспоминал Александр Бенуа: «… чудовищное и огорашивающее впечатление производили его пестрые и кровавые картины. Выставки эти, устроенные в комнатах без дневного света, увешанных странными чужеземными предметами и уставленных тропическими растениями, производили ужасный непреодолимый эффект. Ясно помнится, как толпилась перед громадными картинами непроницаемая, растущая масса народа. Эти полотна действовали как тяжелые кошмары горячки».

В Третьяковской галерее на Крымском валу открылась масштабная ретроспектива лучших живописных и графических работ Василия Верещагина.

Организаторы выставки попытались показать публике уникальную личность художника, воина и пацифиста, страстного исследователя новых для него географических ландшафтов, стран и людей, живописца, сумевшего кардинально трансформировать жанр батальной картины в изобразительном искусстве.

Произведения представлены сериями, посвященными походам и путешествиям мастера: Туркестанская, Балканская, Индийская серии, «Русский Север», Японская серия. Цикл «Трилогия казней» и «Палестинская серия» выделены в особые разделы.

В нынешней экспозиции представлено около 500 экспонатов: 180 живописных, 120 графических работ, 97 произведений декоративно-прикладного искусства, архивные документы, фотографии. Выставка продлится до 15 июля.

Рассказать друзьям:

Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Одноклассники
Опубликовать в Яндекс

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.