Михаил Левитин: Я друид по натуре.

Весной 1982 года Москва была взбудоражена первой в истории постановкой произведений Хармса «Хармс! Чармс! Шардам! Или Школа клоунов». К кассе театра «Эрмитаж» (тогда Театра миниатюр) от Садового кольца тянулась бесконечная очередь желающих увидеть этот легкомысленный, карнавальный спектакль, где шалили и пели клоуны, представляя миниатюры и юморески, стихи и анекдоты, из пестрого хаоса которых непонятно каким образом возникало ощущение веселой, свободной, быстро несущейся куда-то жизни. Режиссер спектакля Михаил Левитин сразу был…

Подробнее >>

Один век Большого зала (продолжение)

В прошлом номере было рассказано о столетней истории особ­няка на Никитской, предшествующей строительству нового зда­ния консерватории, о ее основателе Николае Рубинштейне, о талантливом и бескорыстном архитекторе Василии Заюрском и, наконец, а прорубившем окно в музыкальную Европу, подарившем миру уникальный концертный зал, — Василии Сафонове, Как же сложилась судьба Большого зала? КОНЕЦ ЭПОХИ САФОНОВА Итак, 7 апреля (20 по новому стилю) 1901 года состоялось освящение и торжественное открытие Большого зала консерватории. Га­зеты…

Подробнее >>

Один век Большого зала

Сто лет назад, 7 апреля 1901 года состоялся первый концерт во вновь открытом Большом зале консерватории. Однако история дома, ставшего музыкальным центром Москвы, на­чалась на целый век раньше… ДВОРЕЦ КНЯГИНИ ДАШКОВОЙ Екатерина Дашкова (урожденная Воронцо­ва), поиграв вместе с Великой княгиней Ека­териной в государственный переворот и попав в немилость к вошедшей на трон вен­ценосной подруге, отправилась проветрить­ся за границу. За три года она объездила Германию, Англию, Францию, Швейцарию, общалась с Дидро…

Подробнее >>

Регрессивный театр. Драматургия Евгения Гришковца. Приятного аппетита!

Евгений Гришковец съел собаку. Точнее, не сам Гришковец, а его лирический герой, по совместительству — герой его пьесы «Как я съел соба­ку». Съел — и не подавился. Но все по порядку. Вышли две книги Гришковца — в се­рии «Новая пьеса» и в серии «Сегодня на сцене». Книги небольшие, в каждой — по две пьесы. Всего, четыре: «Зима», «Как я съел собаку», «ОдноврЕмЕнно» и «Диалоги к «Запискам русского путе­шественника». Что касается…

Подробнее >>

Петр Мамонов: Я один из вас.

На спектакле «Есть ли жизнь на Марсе?» в театре имени Станиславского (как раньше на «Лысом брюнете» и «Полковнику никто не пишет) публика каждый раз особая, хотя идет он уже четыре года. Народ в основном молодой, привычный к свободе рок-тусовок больше, чем к бархату респектабельного театра. Мамонов играет соло, один за всех. Не только за персонажей чеховского «Предложения», абсолютно не слышащих друг друга, — он играет за всё свихнувшееся человечество. Мамонов…

Подробнее >>

Наталья Селезнева: Я тебя всю жизнь люблю

         В день 70-летия Владимир Андреев репетировал. Моложавый, стремительный, напрочь не соответствующий своему возрасту, он примеривался к новой роли царя Максимилиана в первом черновом прогоне готовящегося спектакля, который сам же, словно споря со временем и традициями на этот день назначил. Народный артист Советского Союза, художественный руководитель театра имени М.Н.Ермоловой отмечал свой праздник очередным творческим экзаменом. «Что вы? Какой юбилей? Некогда. 9 сентября – премьера», – такой жесткий…

Подробнее >>

Досье для Мельпомены. 25 лет «Человеку»

История театра «Человек» началась в 1975 году в студии при Московском институте связи со спектакля «Человек, победив­ший смерть». Руководила студией Людмила Рошкован, педагог, режиссер, в прошлом актриса Теат­ра имени Станиславского. Затем были «Смерть Тарелкина» Л.В.Сухово-Кобылина, «В списках не значился» Б.Васильева, «Влади­мир Маяковский» (пьеса Л.Рошкован). А потом началась борьба да выживание. Приходилось пере­бираться из одного помещение в другое. Спектакли, поставленные на одной сцене, невозможно было без потерь перенести на другую (чтобы…

Подробнее >>

Музыкальная доминанта Москвы. Концертный зал им. П.И.Чайковского

   Сегодня мало кто помнит, что это место Москвы име­ет давнюю театральную ис­торию. Началась она в 1901 году. Тогда в трехэтажном здании на углу Триумфаль­ной площади и Тверской французским антрепрене­ром Шарлем Омоном был открыт театр «Буфф-мини­атюр». Позднее здесь разме­щался знаменитый в городе театр легкого жанра «Зон», а после революции — Театр РСФСР 1-й. В 1922 году здание было передано Театру имени Мейерхольда (ТИМ, с 1926-ГосТИМ). В течение десяти лет здесь шли…

Подробнее >>

Леонид Зорин сегодня не популярен

B последнее время я начал понимать Лео­нида Ильича Брежнева. Слово «системати­чески» как-то у меня не получается выгово­рить. Особенно быстро. Получается как раз «сиськи-масиськи». Что этому причиной: воз­раст или просто жизненная мудрость, когда на первый план выходят именно сиськи с масиськами? Не знаю. Знаю только, что ни возраст, ни жизнен­ная мудрость писанию пьес не помеха. Жи­вым примером тому служит Леонид Зорин. Сравнительно недавно вышел в свет сбор­ник его пьес «Под занавес…

Подробнее >>

Смеяться, право, не грешно!

Вл. Немирович-Данченко был в Большом театре на балете Асафьева «Пламя Парижа». Рядом с ним сидел пожилой человек, с виду колхозник; он востор­женно воспринимал все, что происходило на сцене и удивлялся только: оперный театр, а совсем не поют. «По­чему это?» — обратился он к Немировичу. Тот начал объяснять, что балет осо­бый жанр, в котором только танцуют. В это время хор за­пел «Марсельезу». Человек покачал головой и произнес: «А ты, видать, вроде меня…

Подробнее >>