Досье для Мельпомены. 25 лет «Человеку»

История театра «Человек» началась в 1975 году в студии при Московском институте связи со спектакля «Человек, победив­ший смерть». Руководила студией Людмила Рошкован, педагог, режиссер, в прошлом актриса Теат­ра имени Станиславского. Затем были «Смерть Тарелкина» Л.В.Сухово-Кобылина, «В списках не значился» Б.Васильева, «Влади­мир Маяковский» (пьеса Л.Рошкован). А потом началась борьба да выживание. Приходилось пере­бираться из одного помещение в другое. Спектакли, поставленные на одной сцене, невозможно было без потерь перенести на другую (чтобы…

Подробнее >>

Досье для Мельпомены. ОКОЛО дома Станиславского

Много лет он назывался «театр на Красной Пресне», вызывая революционные ассоциации. И принадлежал не Управлению культуры, а горкому ком­сомола. В самом начале, 27 лет тому назад, в нем играли студийцы — маль­чики и девочки, которые сами же при­водили в порядок старый дом на ули­це Станкевича, напротив ложноготи­ческой башни студии звукозаписи. Ребята таскали в своих портфелях кирпичи со строек. Так велел им основатель и художественный руково­дитель театра Вячеслав Спесивцев. У театра…

Подробнее >>

Досье для Мельпомены. Театр «Модернъ»

Уважающие себя московские зрители, как известно, не ходят без компаса в театры, расположенные за предела­ми Садового кольца. Но на­правляясь в театр «Модернъ» Светланы Враговой, что на Спартаковс­кой площади, компас брать с собой не нужно: культурно развешанные указатели доведут вас без проблем до места прямо от метро «Бауманская». Стоя перед входом, нельзя не проникнуться священным трепетом перед этим почти мистическим ме­стом. Ведь в пяти минутах езды от­сюда 300 лет назад начинался…

Подробнее >>

Досье для Мельпомены. Те­атр «Глас»

«Как далеко не ездил Геродот, а в За­москворечье все-таки не был. Впрочем, мы от этого ничего не теряем», — с гор­достью писал А.Н.Островский о местах своего детства, о районе между Яки­манкой и Серпуховской заставой. Дом, где родился драматург, до сих пор сто­ит на Малой Ордынке, сохранившей свой особый старомосковский дух. Здесь почти не слышно машин и во всем чувствуется какая-то ветхозавет­ная неспешность. Именно на этой ули­це, в бывшем зданий церковной…

Подробнее >>

Досье для Мельпомены. Театр, который построил дирижер

В жизни московского театра «Новая опера» произошли значительные собы­тия: в конце декабря — открытие специально построенного для театра здания в Каретном ряду, в марте — присуждение национальной театральной премии «Зо­лотая маска» спектаклю «Евгений Онегин» (в номинации лучший музыкальный спектакль), в апреле — первые спектакли в новом здании. Закончен нелёгкий «кочевой» этап в жизни театра, начинается новый – «стационарный». «Театр Колобова» — так обычно называют «Новую оперу» в среде столичных театралов,…

Подробнее >>

Досье для Мельпомены. «Театр Луны»

Семь лет назад на московском театраль­ном небосклоне появилось новое светило. А «зажег» его артист театра имени Моссо­вета Сергей Проханов, создавший в конце 80-х студию фантастики «Луна», которая через четыре с половиной года преврати­лась из маленького зрелищного кооперати­ва в профессиональный московский театр. Судьба многих «актерских театров» сло­жилась потом плачевно. Открывались они громко, с помпой, фанфарами и шампанс­ким, а теперь чуть ли не все сошли на нет. «Луна» же за прошедшее семилетие…

Подробнее >>

Досье для Мельпомены. Полвека на Тверской

Сегодня в опустевших кинотеатрах красуются автосалоны и мебельные магазины. Раньше кинозалы передавали театрам. За примерами далеко ходить не надо: Камерный музыкальный под руководством Покровского обосновал­ся в кинотеатре «Сокол», для «Современника» перестроили «Колизей». В красивом старинном доме № 23 по Тверской, из­вестном как Драматический театр им. К.С.Станис­лавского, давным-давно тоже был кинотеатр, «Арс», с ложами в конце зала. После переделки зал стал театральным, ложа осталась одна и пе­реместилась ближе к сцене. История…

Подробнее >>

Досье для Мельпомены. Театр «Бенефис»

С Художественным руководителем театра «Бенефис» Анной Неровной судьба свела меня задолго до возник­новения театра (а «Бенефису» сегод­ня уже десять лет). Помню ее горящие глаза, одержимость идеей и понимаю, что именно таким людям — решительным, мужественным, готовым и на жертвы — и нести тяжесть, которая кажется неподъемной, и воздается сторицей. «Безумству храбрых поем мы славу», — вспомнились слова классика, и они как будто сказаны о Неровной. Все преодолела и право на свой театр выстрадала. В…

Подробнее >>